Вы здесь

Мировое соглашение и пропавшие документы: практика АС Московского округа

 

Компания обратилась в суд, потому что прежний гендиректор не передавал документацию. Две инстанции потребовали от фирмы доказать недостачу: создать комиссию и предъявить акт инвентаризации. Но АС МО обратил внимание, что именно гендиректор отвечал за документы. Еще столичная кассация разрешила управляющему запрашивать в полиции личные данные члена семьи банкрота и признала правоту «особого мнения» судьи 10-го ААС Марины Игнахиной, за которое ее наказала ВККС. Все это в подборке за сентябрь.

Мир не для всех

В деле о банкротстве ООО «Юж-Торг» Арбитражный суд Московского округа затронул проблему «эксклюзивных» мировых соглашений.

В 2019 году АСГМ начал банкротство компании по упрощенной процедуре. В реестр попали «Продмастер» с 585-миллионным требованием и «Айс-Маркет», которому банкрот остался должен 402 000 руб. В начале 2021-го эти кредиторы на собрании приняли решение заключить с «Юж-Торгом» мировое соглашение. Суд его утвердил и прекратил производство по делу, а «Юж-Торг» продолжил существовать.

С этим не согласилась ФНС. На момент обращения в суд за утверждением мирового соглашения налоговики заявили свое требование на 600 млн руб. к должнику. Это произошло еще в конце 2019-го, но судья Екатерина Игнатова тогда решила дождаться, пока решения налоговой по проверкам вступят в законную силу. Из-за судебного оспаривания этот момент затянулся, и кредиторы успели договориться с «Юж-Торгом».

Окружной суд запретил прекращать дело из-за мирового соглашения, если в деле есть заявленные, но еще не рассмотренные требования других кредиторов. Ведь такое соглашение напрямую затрагивает права кредиторов, которые мириться с должником не собирались либо в принципе не имели такой возможности. «Тройка» судей также отметила, что такое мировое соглашение позволяет отодвинуть период подозрительности для оспаривания сделок должника и может использоваться, чтобы избежать оспаривания соглашений в новом деле о его банкротстве (дело № А40-182353/2019).

Интересы кредитора и должника не совпали

В деле о банкротстве ООО «Артэкс» кредитор Роберт Зорин оспорил несколько предбанкротных сделок должника с векселями. Он выиграл спор. Контрагенты «Артэкса», стороны по договорам, подавали жалобы на решение по делу, но без толку (дело № А40-215298/2016).

Зорин подсчитал, сколько он потратил на участие юристов в заседаниях по этому обособленному спору, и попросил АСГМ взыскать с «Артэкса» 206 000 руб. Две инстанции отказали. Суды сошлись во мнении, что Зорин действовал в интересах должника, а сами судебные акты приняты фактически в пользу «Артэкса», ведь пополнилась его конкурсная масса. При этом суды добавили, что расходы в апелляционной и кассационной инстанциях не обусловлены процессуальным поведением должника, ведь жалобы подавал не конкурсный управляющий «Артэкса», а контрагенты по оспоренным сделкам.

АС Московского округа с нижестоящими судами не согласился и решил, что затраты нужно компенсировать. Судебные расходы подлежат возмещению теми сторонами, не в пользу которых был принят судебный акт, напомнили окружные судьи. А поскольку суды удовлетворили заявление Зорина, то нельзя говорить, что судебные акты приняты не в его пользу.

Кассация указала, что такие судебные расходы должны включаться в третью очередь реестра требований кредиторов. При этом суд не стал принимать судебный акт: АСГМ должен будет разобраться в разумности понесенных Зориным расходов и распределить их между должником и сторонами оспоренных сделок.

Кассация подтвердила особое мнение

После смерти супруга в 2018 году Тамара Матрос получила 50% доли ООО «Автогарант». Но наследница не поладила с новым бизнес-партнером Леной Сариевой, у которой была другая половина уставного капитала. У них случился корпоративный конфликт, который вылился в десяток судебных споров. По мнению Сариевой, Матрос мешала принятию важных решений, например, не давала назначить гендиректора. Матрос же настаивала, что дело обстояло ровно наоборот: именно Сариева не давала «Автогаранту» нормально работать. Например, она созвала собрание учредителей, но не позвала на него нотариуса.

В конце 2020 года Сариева обратилась в АСГМ с требованием о ликвидации компании. Арбитражный суд Московской области отказался удовлетворить иск. Матрос была против: она настаивала, что общество не убыточное, у него есть экономические перспективы. Именно с ней и согласился суд. А если Сариева потеряла интерес в управлении делами общества, она может воспользоваться другими возможностями, например, выйти из состава участников и получить стоимость своей доли.

10-й ААС вынес противоположное решение в пользу истицы и ликвидировал «Автогарант». Дальнейшее существование общества, в котором между участниками имеется длительный корпоративный конфликт, отсутствует возможность эффективного управления и достижения компромисса, будет только умножать издержки, решила «тройка» судей под председательством Марины Игнахиной. Апелляция решила, что ликвидация — единственный возможный выход из ситуации.

Окружной суд отменил решение апелляционной инстанции. По мнению судей, причиной для принудительной ликвидации может стать, например, длительное отсутствие прибыли или потеря основных активов. Тем более ликвидация невозможна в условиях, когда против нее возражает партнер с равной долей. Также окружной суд обратил внимание, что сейчас в суде рассматриваются встречные иски Матрос и Сариевой об исключении из состава общества. При таких обстоятельствах прибегать к крайней мере в виде ликвидации нельзя, уверены кассационные судьи. Они подтвердили решение областного суда: «Автогарант» ликвидировать нельзя (дело № А41-71585/2020).

Одна из судей апелляционной «тройки» Марина Игнахина пришла к такому же выводу. В день, когда коллегия под ее председательством решила ликвидировать «Автогарант», она подготовила особое мнение по этому вопросу. Игнахина не согласилась с решением и написала, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии необходимости ликвидировать фирму. Принятое апелляционным судом решение, высказалась Игнахина, «не направлено на соблюдение баланса интересов сторон конфликта». А потом это особое мнение опубликовали в картотеке арбитражных дел, за что судью наказали на заседании Высшей квалифколлегии судей.

Развод и увольнение

ООО «Вектор» — семейное предприятие. Половиной долей владеет Виктор Самовичев, отец Елены Бастрычкиной, у которой 25%, как и у ее бывшего супруга Андрея Бастрычкина. Последний был гендиректором «Вектора», но после развода отец и дочь освободили его от этой должности. Новым гендиректором стала Елена Бастрычкина. Она потребовала передать ей документацию общества — бухгалтерские отчетности, договоры, протоколы собраний участников. Бастрычкин бумаги не передал, поэтому «Вектор» подал к нему иск (дело № А40-208151/2020).

АСГМ и 9-й ААС сошлись во мнении: истец не обосновал, что Бастрычкин держит документы у себя. Чтобы доказать это, общество должно было создать комиссию по расследованию причин пропажи бумаг и составить акт инвентаризации, подтверждающий их отсутствие в офисе фирмы. А без таких доказательств обязать экс-гендиректора передать документы нельзя, ведь в таком случае решение суда «не будет обладать признаками исполнимости».

Арбитражный суд Московского округа напомнил, что организация ведения бухгалтерского учета, хранение документов и обеспечение их сохранности по закону возложены на гендиректора. Он обязан знать, какие бумаги имеются в наличии и где они фактически находятся. А согласно уставу общества, который проигнорировали нижестоящие суды, именно Бастрычкин был ответственным за соблюдение порядка ведения, достоверности учета и отчетности документов.

А еще в деле было и другое доказательство — учетный контракт на оказание услуг по ведению бухгалтерского и налогового учета, который Бастрычкин заключил со сторонней организацией. Но две инстанции проигнорировали его. Поэтому окружной суд решил, что спор нужно рассмотреть заново, и вернул его в АСГМ для всестороннего исследования доказательств.

Персональные данные для управляющего

Павла Замалаева назначили финансовым управляющим в деле о банкротстве москвича Игоря Сиротинина. В отношении должника ввели процедуру реструктуризации долгов, а управляющий тем временем взялся за розыск имущества. Он выяснил, что Сиротинин женат на украинке Алле Атаманчук, но не смог узнать, есть ли у нее российское гражданство. За этим Замалаев обратился в ГУ МВД по Москве. Полицейские отказали: такая информация — конфиденциальная с ограниченным доступом, ее нельзя предоставить третьим лицам без письменного согласия самой Атаманчук.

Тогда Замалаев обратился в АСГМ с иском, в котором попросил суд обязать столичный Главк предоставить эти данные (дело № А40-198134/2020). Но две инстанции решили: управляющий не вправе получать информацию о частной жизни гражданина, содержащуюся в базах данных полиции. Он может попробовать получить ее в банкротном деле, заявив ходатайство об истребовании доказательств.

Окружной суд поправил коллег из нижестоящих инстанций. Управляющий обязан принимать такие решения, которые помогут ему в полном объеме сформировать конкурсную массу, чтобы обеспечить расчеты со всеми кредиторами. И запрос информации из органов сюда входит. 

Ссылка на запрет распространения персональных данных, по мнению АС Московского округа, несостоятельна: тот же Закон «О персональных данных» допускает обработку такой информации без согласия субъекта «для осуществления правосудия и исполнения судебного акта». Управляющий исполнял решение суда о признании Сиротинина банкротом, а значит, он вправе получить информацию от правоохранительных органов.

 

 

Источник: Право.ру

Поделиться:

Последние новости

  В этом году в России впервые официально празднуется День отца.
Соответствующее постановление было опубликовано 16 сентября 2021 года на
  У официально зарегистрированных отношений есть много плюсов, и
Практика выдачи доверенностей бабушкам и дедушкам на присмотр за внуками
Законопроектом предусматривается наказание — обязательные работы на срок до

Отзывы о компании

Понял Вас, спасибо за информацию.       Источник: Юридическая Компания «ЩИТ»
17.10.2020
Спасибо огромное за ответ,........Я напишу.Спасибо.   Источник: Юридическая Компания «ЩИТ»
02.10.2020