Вы здесь

Был ли вред: как доказать порочность исполненной сделки

 

 

Выявить сделки банкрота, которые причинили вред кредиторам, не всегда легко. Об одном из таких дел рассказала Анна Ившина, старший юрист консалтинговой группы РКТ. Полученные по сделке деньги должник сразу перечислил третьему лицу. Причем, аффилированному с ним лишь косвенно. В итоге юристам удалось вскрыть всю цепочку и пополнить конкурсную массу.

Анализ сделок должника на предмет возможности их оспаривания всегда начинается с изучения реальности встречного предоставления и его равноценности, и, к сожалению, очень часто на этом заканчивается. Между тем, если полученные по сделке деньги сразу же перечислили третьему лицу, то возникает разумный вопрос: на что их потратили. Еще больше вопросов возникает, когда есть подозрения в аффилированности покупателя – физического лица. С такой сделкой мы столкнулись в рамках банкротства одной сельскохозяйственной организации в Саратове. Исследование дальнейшего движения средств позволило установить, что все полученные должником деньги сразу направили другому аффилированному лицу. Стало понятно, что вред есть, но как его доказать?

Вскрыть цепочки сделок

Первым делом запросили документы у всех компаний группы, которые могли потенциально участвовать в транзите: выписки по счетам показали крупные перечисления, которые закольцовывались на покупателе и иных физических лицах, а первичная документация подтвердила, что ряд переводов, пусть в мелочах, но выбивается из общей картины обычной хозяйственной деятельности компаний. Так, например, одно общество по рамочному договору за раз приняло на хранение количество зерна, превышающее годовой объем, также заключались договоры поставки с авансом, товар по которым не поставлялся, выдавались внутригрупповые займы, в отсутствие какой-либо экономической целесообразности, ведь денег на счетах у заемщиков для ведения текущей деятельности было достаточно.

Ситуацию осложняло то, что суммы перечислений не были идентичными до копейки и, поступив в имущественную массу компании, они смешивались с остатком на счете. В то же время пороки каждой из сделок позволяли сделать вывод, что их целью являлось придание переводу правомерности, а не фактическое исполнение в интересах участников. По итогу разработали наглядные схемы для демонстрации цепочки суду.

Выбор способа защиты

Вторым важным шагом стало принятие решения о выборе способа защиты: оспаривать только договор купли-продажи или все сделки как единую, прикрывающую безвозмездный вывод активов, что существенно влияло на предмет доказывания и состав ответчиков. Было решено подавать заявление о признании недействительной исключительно первой сделки, со ссылкой на мнимость последующих, так как применение реституции не планировалось, а ничтожная сделка не порождает правовых последствий и в отсутствие констатации данного факта судом.  

Аффилированность без прямых доказательств

Третьей проблемой стала аффилированность, прямых доказательств которой не было. Вместе с тем подозрительные неоднократные займы участников группы, выдаваемые покупателю на протяжении длительного периода времени, намекали на наличие связи между ними, и когда все договоры были собраны, оставалось только убедить в нашей позиции суд. 

Затруднения также вызывало отсутствие релевантной судебной практики, при этом каждый из аргументов в отдельности не являлся достаточно убедительным, и лишь общая картина не оставляла никаких сомнений в верности вывода о намерении причинить кредиторам вред. Ведь несмотря на то, что должник формально не отвечал признакам банкротства в период совершения сделки и своевременно обслуживал кредиты, размер его обязательств существенно превышал активы, основной из которых – земля и был передан покупателю. 

Рассмотрение дела в суде

Долгие месяцы дело рассматривал суд первой инстанции. Ответчик упорно возражал и каждое заседание было похоже на многочасовое театральное представление с декорациями в виде красочных схем, демонстрируемых суду, которое, к сожалению, закончилось поражением. Конечно, все доводы оппонента сводились к надуманности нашей позиции, тем не менее отсутствие внятных обоснований экономической целесообразности сделок, окончательно убеждало, что мы на верном пути.

Апелляция отказала в три заседания, но кассация заинтересовалась доводами и как же приятно было услышать заветные слова: определение отменить, обособленный спор направить на новое рассмотрение. Как верно обратил внимание АС Поволжского округа в постановлении от 10 февраля 2022 года по делу № А57-10429/2020, суды нижестоящих инстанций ошибочно не учли доводы заявителя, что «в рассматриваемом случае был создан кругооборот денежных средств путем их транзитного перечисления в пользу аффилированных лиц по цепочке сделок».

А дальше были длительные переговоры и мировое соглашение, при этом несмотря на отсутствие итогового судебного акта по существу, цель была достигнута наилучшим образом. Ведь деньги по мировому соглашению, всегда лучше, чем исполнительный лист: конкурсная масса пополнилась на существенную сумму и кредиторы остались довольны. 

 

Источник:Право.ру

Поделиться:

Последние новости

      Правительственная комиссия по законопроектной
      Москва. 6 февраля. INTERFAX.RU - Президент РФ
      Восьмой кассационный суд общей юрисдикции
      Федеральная нотариальная палата разъяснила
    Поправки в КоАП усилили наказание за нарушение порядка
      Пока нейросети захватывают все больше и

Отзывы о компании

СПАСИБО                                                                                                                                                                                                      Источник: Юридическая Компания «ЩИТ»
10.11.2021
благодарю за исчерпывающий ответ                                                                                                                                                  Источник: Юридическая Компания «ЩИТ»
22.10.2021