Вы здесь

Корпоративные споры: 10 главных кейсов года

 

 

Спасительный бизнес-план

Дело №А48-7180/2015

Главные вопросы в деле

Когда именно гендиректор компании-банкрота обязан был подать заявление о ее несостоятельности? И может ли план по выходу из кризиса помочь директору избежать субсидиарной ответственности?

Суть конфликта

Один из кредиторов обанкротившегося Волгоградского завода буровой техники хотел привлечь его экс-директора Николая Зацаринного к субсидиарной ответственности по долгам завода на сумму 1,4 млрд руб.

Позиция истца

Завод стал неплатежеспособным уже в сентябре 2013 года. Это подтверждает бухотчетность за 2013 год и письмо Зацаринного в адрес единственного учредителя, где говорится об убытках и сложном финансовом состоянии предприятия. Несмотря на это, директор не подал на банкротство в течение месяца после возникновения признаков неплатежеспособности.

Позиция ответчика

 Не признал требования. Завод сделал все возможное, чтобы рассчитаться с кредиторами согласно экономическому плану.

Позиция апелляции и кассации

Согласились с кредитором и привлекли директора к субсидиарной ответственности.

Позиция Верховного суда

Занял сторону Зацаринного и отправил дело на новое рассмотрение. Директор обязан подать заявление о банкротстве компании, когда он осознал, что ситуация критическая. Но финансовые трудности бывают разные, многие из них разрешимы. Вопреки этому, нижестоящие суды не оценили экономический план завода. Но если его выполнение было разумным – на это время руководитель освобождается от ответственности.  

Чем все кончилось

Зацаринного освободили от ответственности, поскольку тот добросовестно принимал все меры, чтобы избежать банкротства. Директор обратился в суд, когда все возможности были исчерпаны.

Комментарий юриста

В этом деле суд не только применил разъяснение п. 9 Пленума ВС № 53 от 21 декабря 2017 года, но и окончательно исключил формальный подход при оценке действий контролирующего должника лица. Отрицательные показатели в бухгалтерском балансе – это еще не повод  бежать в суд с заявлением о признании должника банкротом. Финансовые трудности могут быть вызваны объективными обстоятельствами, они могут быть преодолимыми, а руководитель должника может избежать субсидиарной ответственности за то время, пока он реализовывал экономически обоснованный план (т.н. «антикризисный план»). Насколько план являлся обоснованным и насколько руководитель действовал разумно и добросовестно - должен выяснить суд.


Обмануть время

Дело №А32-9992/2014

Главный вопрос в деле

Продлевается ли срок привлечения к субсидиарной ответственности, если контролирующее лицо затормозило возбуждение дела о банкротстве и изменило период подозрительности в свою пользу?

Суть конфликта

ФНС пыталась взыскать 1,1 млрд руб. налоговых долгов ООО «Орбита» с директоров этой фирмы, которые заключали фиктивные сделки и фальсифицировали отчетность. Один из них - Сергей Клименченко, который ушел с поста руководителя за два года и два с лишним месяца до возбуждения дела о несостоятельности.

Позиция ответчика

По закону, который тогда действовал, привлечь к субсидиарной ответственности можно в пределах двухлетнего срока. В этом случае он истек.

Позиция истца

Двухлетний срок приостанавливался, потому что Клименченко затягивал вступление в силу решения о налоговых недоимках. Он пытался оспорить его в суде и, более того, добился обеспечительных мер. Действие решения приостанавливалось на полтора года.

Решения двух инстанций

Привлекли Клименченко к ответственности.

Решение кассации

Освободила Клименченко от ответственности, потому что он закончил работу за пределами двухлетнего срока подозрительности.

Решение Верховного суда

Оставил в силе акт апелляции. Директор сам, своими активными действиями изменил срок подозрительности в свою пользу, когда оспаривал налоговое решение. В это время ведомство не могло инициировать банкротство компании. Следовательно, когда Клименченко ссылается на двухлетний срок - он злоупотребляет правом.

Представители сторон

От руководителя Клименченко – Ирина Загорская, управляющий партнёр ЮК «Загорская&K»

Комментарий юриста

Здесь довольно тонкая грань между злоупотреблением правом и попыткой спасти общество от банкротства. Само по себе оспаривание решения о привлечении общества к ответственности не может быть недобросовестным: это реализация законных способов защиты. Напротив, отказ руководителя от оспаривания как раз могут потом оценить как неразумное или недобросовестное поведение. ВС в данном деле занял прокредиторскую позицию. Но на практике такой подход  может привести к тому, что бывших директоров и участников будут привлекать к субсидиарной ответственности при любом оспаривании должником требования кредитора в период, когда у них был фактический контроль.


 

Банкротство – дело семейное

Дело №А40-235730/2016

Главный вопрос в деле

Как оценить требования кредиторов-родственников в деле о банкротстве физлица?

Суть конфликта

В деле о несостоятельности Марины Винтоняк ее кредитор Андрей Смирнов протестовал против включения в реестр долга в $1,8 млн перед двумя несовершеннолетними детьми Марины. Это право требования им завещала бабушка, родная мать Марины. Сама она при жизни якобы дала дочери многомиллионный заем.

Позиция кредитора

Покойная мать Винтоняк, врач в областной больнице, была лишь номинальным владельцем состояния. Долг перед детьми фиктивный, и его нельзя включать в реестр.

Решения трех инстанций

Не нашли ничего подозрительного и включили долг в реестр.

Решение Верховного суда

Спор надо пересмотреть и применить повышенный стандарт доказывания, поскольку задействованы родственники. В делах с их участием должно насторожить, когда кредитор предоставляет «минимально необходимый, но внешне безупречный» набор доказательств, а ответчик покорно признает требования. Поэтому суд должен выйти за рамки формальной оценки.

Представители сторон

Татьяна Проценко и Олег Романенко из юрфирмы «Проценко и партнеры»

Комментарий юриста

Верховный суд занял жесткую позицию в том, что касается требований родственников в несостоятельности физлиц. В банкротных делах не должно быть формального подхода, особенно там, где встает вопрос о субординировании требований. Прекрасно мотивированное решение ВС показывает, что надо применять повышенный стандарт доказывания к требованию от кредитора-родственника. В том числе, при наличии обоснованных сомнений, суды должны проверять, могут ли участники сделки ее исполнить в принципе. Ведь сделки с родственниками могут заключаться номинально, чтобы скрыть имущество от реальных кредиторов.


 

Из одного кармана в другой

Дело №А68-2070/2016

Главный вопрос в деле

Как вступить в реестр требований предприятия-банкрота, если ты его акционер, который погасил за него кредит как поручитель? Или как против этого возражать, если ты независимый кредитор?

Суть конфликта

Акционер обанкротившегося «Арсеньевского мясокомбината» Максим Голдобин хотел встать в реестр его кредиторов с долгом 41 млн руб. Большую часть этих денег – 32 млн руб. – Голдобин уплатил Сбербанку как поручитель предприятия. Независимый кредитор Westfleisch SCE mit beschrankter Haftung возражал против включения этого долга в реестр.

Позиция кредитора

Голдобин, акционер «Арсеньевского мясокомбината» (25%) и агрофирмы «Арсеньево» (100%), просто перекладывал деньги из одного «кармана» в другой. Агрофирма получала от мясокомбината займы и не отдавала их, а ему в результате не хватило денег закрыть кредит Сбербанка. «Помог» Голдобин, который заплатил долг как учредитель и получил право претендовать на место в реестре.

Решения трех инстанций

Долги не корпоративные, включать их в реестр можно. Поручитель вполне может погасить кредит, а потом требовать его с основного кредитора.

Решение Верховного суда

Нижестоящие инстанции проигнорировали доводы Westfleisch, которая не могла знать все о действиях Голдобина, но вела себя активно: заявляла доводы и пыталась добыть необходимые доказательства. Нужно было помочь независимому кредитору собрать доказательства и изменить бремя доказывания. Голдобин, мясокомбинат и агрофирма обязаны опровергнуть доводы Westfleisch, ведь они больше знают и у них больше доказательств. А если выяснится, что Голдобин вел себя очевидно недобросовестно – надо ему отказать.

Чем все кончилось

Голдобина включили в реестр. Суд решил, что подозрения Westfleisch беспочвенны. Кредит не погашался изъятыми деньгами мясокомбината, а в действиях акционера не нашли злоупотреблений.

Представители сторон

От кредитора Westfleisch Григорий Мельничук, Валерия Качура и Ольга Лиджиева из «Юридической фирмы Мельничука».

Комментарий юриста

В этом деле Верховный суд затронул две проблемы. Во-первых, распределение бремени доказывания. ВС в очередной раз объяснил, что именно суд должен создать для всех участников спора равные возможности в ситуации, когда у одной из сторон объективно отсутствует возможность представления доказательств. Если даже суд не согласился с трактовкой обстоятельств, предложенной какой-то из сторон, это не снимает с него обязанность дать свою самостоятельную оценку. Во-вторых, ВС вновь высказался относительно субординации требований. Критерии вырабатываются в каждом конкретном деле, чтобы не допустить ситуации, при которой какие-то правоотношения, пусть и не являющиеся корпоративными, используются в качестве инструмента, позволяющего при банкротстве занять место залогового кредитора и претендовать на значительную часть стоимости ликвидного имущества должника.


 

Помоги себе сам

Дело №А68-10446/2015

Главный вопрос в деле

Что ждет мажоритария, который докапитализировал «дочку» под видом займа, а она потом ушла в банкротство?

Суть конфликта

Материнская компания обанкротившегося производителя лапши «Кинг Лион Тула» Amathor Holdings Limited хотела включиться в реестр кредиторов «дочки» с долгом 882,2 млн руб. Это был невозвращенный заем. Другие кредиторы банкрота, "Банк ВТБ" и "БитПорт", возражали против включения материнской компании в реестр.

Позиция кредиторов

Внутрикорпоративный заем – это, на самом деле, докапитализация «дочки».

Решения трех инстанций

Включили долги в реестр. Кредиторы не доказали, что долг корпоративный, и что заем выдавался с целью пополнить оборотные средства должника.

Решение Верховного суда

В таких делах надо определить, не прикрывает ли заем докапитализацию бедствующего предприятия. Разница – в публичном или скрытом характере помощи. Если мажоритарный участник или акционер «спасает» компанию с помощью корпоративных процедур, эта информация становится публичной для независимых кредиторов. Когда учредитель выбирает заем, это позволяет «завуалировать» кризис в компании и создать иллюзию благополучия. Если фирма все-таки ушла в банкротство, справедливо, что этот мажоритарий не получит обратно свой заем, по крайней мере, до расчетов с независимыми кредиторами.

Представители сторон

От Amathor Holdings Limited и «Кинг Лион Тула» - Сергей Чаховский и Дарья Баженова из ЮК «Магна Карта»

Комментарий юриста

Верховный суд отнес риск убытков, связанных с банкротством компании, на тех мажоритарных участников (акционеров), которые одобрили непубличный план выхода из кризиса, но его не удалось реализовать. Частично суд затронул и вопрос антикризисного плана (экономически обоснованного плана) - основная идея должна заключаться в санации компании корпоративными процедурами, а не выдачей компании займов, которые в дальнейшем могут быть предъявлены в рамках банкротства.


 

Подозрительный новый должник

Дело №А40-176343/2016

Главный вопрос в деле

Можно ли оспорить перевод долга на ненадежного заемщика в преддверии банкротства?

Суть конфликта

Агентство по страхованию вкладов (АСВ), которое управляло обанкротившимся «Фондсервисбанком», оспаривало замену должника по 90-миллионному кредиту с застройщика «Мортон-РСО» на некое ООО «Сезон». Сомнительную рокировку одобрило предыдущее руководство банка. Кроме того, по этому займу имелось дополнительное залоговое обеспечение, но оно оказалось неликвидным.

Позиция АСВ

Перевод долга недействителен. Надежного заемщика поменяли на ненадежного. ООО «Сезон» не ведет деятельности и имеет отрицательный баланс.

Решения трех инстанций

Отказались признавать смену должника недействительной. Они применили принцип эстоппель: банк одобрил перевод долга, а другие участники сделки полагались на его действительность.

Решение Верховного суда

Учитывая неликвидность обеспечения, замену должника на ненадежного можно оспорить, потому что она нарушает права обычных кредиторов «Фондсервисбанка». А эстоппель не применяется в оспаривании сделок по специальным основаниям. Ведь этот инструмент направлен на защиту третьих лиц – кредиторов банкрота.

Чем все закончилось

 В иске отказали в связи с пропуском срока исковой давности.

Комментарий юриста

Перевод долга на ненадежного заемщика незадолго до введения в банке временной администрации явно во вред другим кредиторам - это основание оспорить сделку  по специальным банкротным основаниям. При этом особенно интересно, что дело рассмотрено в исковом порядке. Верховный суд подтвердил возможность  внеконкурсного оспаривания по банкротным основаниям в отношении кредитных организаций в соответствии с нормой п.11 ст.189.40 Закона о банкротстве. Особый статус кредитных организаций это вполне оправдывает, поскольку такое оспаривание осуществляется в первую очередь в интересах государства, принимающего на себя финансовую нагрузку несостоятельной кредитной организации.


 

Активы, вы арестованы

Дело №А40-80460/2015

Главный вопрос в деле

Реально ли добиться обеспечительных мер в банкротстве?

Позиция АСВ

В деле о банкротстве «Ипотек Банка» Агентство по страхованию вкладов (АСВ) решило привлечь к субсидиарной ответственности бывшего исполняющего обязанности предправления Дмитрия Сердюка на 471 млн руб. АСВ доказывало, что Сердюк мешал его работе, в частности, вел себя недобросовестно, когда надо было передавать документы временной администрации. Агентство ходатайствовало арестовать имущество Сердюка (без указания конкретных объектов).

Решение трех инстанций

Отказали в обеспечительных мерах со стандартной формулировкой - заявитель не доказал обоснованность предположений, что активы могут уйти третьим лицам.

Решение ВС

Отправил дело на новое рассмотрение, указав применить пониженный стандарт доказывания. Ясное обоснование здесь нельзя требовать, потому что повод наложить арест на имущество сам по себе носит предположительный характер. А без обеспечительных мер велик риск получить судебный акт с невысокой перспективой исполнения – это, по сути, фикция судебной защиты.

Чем все кончилось

Арест был наложен.

Представители сторон

От  «Ипотек Банка» (АСВ) - Виктор Соколов, АКГ «Созидание и Развитие»

Комментарий юриста

В спорах, где контролирующих лиц привлекают к субсидиарной ответственности, сложно доказать, что они пытаются скрыть свое имущество. Ведь информация о физических лицах защищается особо. Поэтому Верховный суд предлагает ссылаться на недобросовестность таких лиц по отношению к должнику или кредиторам.  После определения ВС суды стали чаще применять обеспечительные меры в отношении лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности,  в банкротстве кредитных организаций. Этот подход пытаются применить и в делах о банкротстве обычных компаний. 


«Корпоративная вуаль» в банкротстве

Дело № А41-86889/2015

Главный вопрос в деле

Можно ли оспаривать сделки, фактически направленные на вывод имущества должника, но скрытые с помощью корпоративной структуры?

Суть конфликта

Владимир Дмитриев инициировал собственное банкротство, а его кредиторы (ООО "Русский Торговый Банк" и ООО "Стелла Пенуниэ Коллокатио Риал Эстейт Инвестмент Компани") оспорили сделки по продаже мажоритарной доли в обществе «Осетровский ЛДК». Но ее владельцем был не Дмитриев, а «Сэндрок Холдинг Лимитед» и «Архитектурно-экспертное бюро». Дмитриев был собственником 70% акций «Сэндрока», а эта компания, в свою очередь, стала единственным учредителем бюро. За девять месяцев до банкротства Владимира Дмитриева две фирмы продали долю в «Осетровском ЛДК» Роману Дмитриеву и Василию Панкову.

Позиция кредиторов

Владимир Дмитриев – реальный владелец «Осетровского ЛДК», который прячется за корпоративной структурой. Предприятие отошло к сыну и тестю, так что он сохранил над ним контроль. Поскольку главной целью продажи было скрыть имущество от кредиторов – сделки надо признать недействительными.

Позиция трех инстанций

Прекратили производство по делу. Заявленные требования нельзя рассматривать в банкротстве, ведь спорные сделки совершал не должник, а их предметом было чужое имущество.

Позиция Верховного суда

Нижестоящие инстанции зря не уделили внимание доводу о том, что Дмитриев завуалировал контроль доли корпоративной структурой. Сделки прошли скрытно, владельцами стали родственники – все это дало кредиторам достаточные основания полагать, что доля фактически осталась у Дмитриева. В таких обстоятельствах суды должны были помочь кредиторам собрать доказательства. Кроме того, надо иметь в виду, что оспаривание сделок может проводиться по иным основаниям кроме тех, что указаны в законе о банкротстве.

Чем все закончилось

На новом круге рассмотрения дела две инстанции вновь отклонили требования кредиторов. Кассация отправила спор на новое рассмотрение.

Комментарий юриста

Верховный суд поправил очевидную ошибку, допущенную судами трех инстанций. Закон о банкротстве прямо дает управляющему возможность пользоваться корпоративными управленческими правами, которые принадлежат должнику. Иначе он бы не смог защищать имущество должника и управлять им в интересах кредиторов. Но, получая права, управляющий становится контролирующим лицом и получает обязанность действовать добросовестно и разумно под угрозой применения санкции ст. 53.1 ГК. Это логично и справедливо. 


 

Незаметным движением руки

Дело №А31-4923/2014

Главный вопрос в деле

Можно ли успешно оспорить в банкротстве бизнесмена сделку по увеличению уставного капитала, если номинальная стоимость его доли осталась прежней?

Суть конфликта

Конкурсный управляющий Александра Васильева Дмитрий Тимофеев обжаловал сделки, в результате которых Васильев лишился 100%-ной ликвидной доли в ООО «Аватар». На нее был наложен арест, но банкрот одобрил вступление в общество родственницы М. Васильевой, которая увеличила уставный капитал дополнительным вкладом. Доля Васильева уменьшилась до 50%, а затем он вышел из «Аватара». А его половина досталась М. Васильевой.

Решения трех инстанций

Восстановили права Васильева на 50%, но не стали «возвращать» ему 100%. Нет оснований признавать недействительной сделку по увеличению уставного капитала путем внесения дополнительного вклада. Ведь в итоге номинальная стоимость доли Васильева осталась прежней, а значит, интересы кредиторов не пострадали.

Решение Верховного суда

Ориентироваться надо на рыночную, а не номинальную стоимость доли, потому что из нее получат удовлетворение кредиторы. На реальную цену, в числе прочего, влияет и размер доли в процентах – является ли она мажоритарной или миноритарной. Кроме того, суды упустили из виду, что сделки могли быть взаимосвязанными, притворными и прикрывающими продажу 100% «Аватара» родственнице. Если же третье лицо внесло дополнительный вклад, равный номинальной стоимости доли, то увеличение уставного капитала надо проверить как подозрительную сделку в банкротстве.

Комментарий юриста

Суд признал недействительной целую цепочку сделок, с помощью которых пытались вывести ликвидный актив - корпоративные права. Это еще раз подтверждает, что в делах о несостоятельности важно оценить цель совершения сделок должника, их экономическую выгоду и рыночность условий. ВС подчеркнул, что квалифицирующее значение имеет рыночная, а не номинальная стоимость доли в уставном капитале и добросовестность сторон. Если у них нет мотивированной позиции по этим вопросам - шанс на оспаривание возрастает.

 

 

Источник: Право.ру

Поделиться:

Последние новости

  С 8 ноября МФЦ начнет оказывать новые государственные услуги
При чистке канала зуба дочери врач сломала титановый наконечник и оставила
  На сегодняшний день участились случаи обращений граждан в
  Одна из инициатив наделяет регионы и муниципалитеты правом
    Спасительный бизнес-план Дело №А48-7180/2015
  Защита граждан от мошенничества с использованием электронной

Отзывы о компании

Большое спасибо юридической компании Щит. В лице Алиева Э.Э за компетентную помощь в решении земельного вопроса. Весь коллектив рамотный, вежливый,приветливый. Всегда пытаются найти подход ко всем клиентам для оказания грамотной юридической помощи. Работают знающие и любящие свое дело люди. 
01.11.2019
Профессионализм сотрудников компании «ЩИТ» помог в полной мере выбраться из «дебрей» бюрократизма, в которых я блуждала долгих девять лет. ОГРОМНОЕ СПАСИБО !!!   Источник: Юридическая Компания «ЩИТ»
29.10.2019